Журналисты, наконец, смогли сфотографировать все подробности потерь, понесенных бывшими в плену у россиян кораблями, сообщает телеграм-канал Зрада чи Перемога.

Согласно осмотру сотрудниками военной прокуратуры, в результате применения оружия российскими пограничниками, ходовая рубка «Бердянска» оказалась пробита, то же случилось с машинным отделением и гальюном. Помимо того, в главном левом двигателе прокуроры нашли повреждения, нарушена работа системы распознавания.

У «ЯНЫ Капу», который был протаранен большим по размеру российским судном, обнаружены повреждения фальшборта и мачты.

Военные прокуроры осмотрели корабли на предмет недостачи и выяснили, что за почти год в порту Керчи, с катеров пропала вся документация, боеприпасы и стрелковое оружие. Со всех кораблей россияне забрали радиостанции американского производства, так же как и станции космической связи и радиолокационные станции.

«Никополь» лишился огнетушителей, фонарей, аварийного буя, надувной моторной лодки, аккумуляторов для аппаратуры, унитаза и инверторной плиты.

С «Бердянска» вынесли вентиляционную систему, проточный нагреватель и фекальную систему, которая выводила нечистоты их туалета.

Популярные новости сейчас

Скандал в Париже: Зеленский резко сорвался на Лаврова - поставил его на место

Порошенко доигрался: "Слуги народа" тайно снимают с него неприкосновенность – СМИ

Кремль заплатит за все: Зеленский рассказал, как "снимут" компенсацию против воли Путина

Показать еще

«Яны Капу» лишился кабелей, розеток и плафонов.

Россияне сообщали, что все изъятое с кораблей необходимо в качестве «вещественных доказательств». Какую роль в расследовании сыграет унитаз и фекальная система – остается только догадываться.

Ранее мы писали о том, что моряк Андрей Эйдер, служивший на момент захвата кораблей на «Бердянске» рассказал, что не обнаружил на вернувшемся корабле среди своих вещей своего исподнего. По словам моряка, на корабле у него осталось около 20 пар трусов – но по прибытию кораблей, их обнаружить не удалось.

А в ФСБ России рассказали, что передавали корабли украинской стороне «в нормальном состоянии», а то, в каком состоянии суда находятся – «проблема Украины».