Российская Федерация является для нашей страны врагом, с которым невозможно строить финансово-экономические отношения, сообщил министр обороны Украины Андрей Загороднюк. Об этом он написал на своей страничке в  Facebook.

Министр обороны Украины Андрей Загороднюк
Министр обороны Украины Андрей Загороднюк

— Без лишних фраз: еще с 2014 года я хорошо осознавал, что имя врага Украины состоит из пяти букв — «Росія». Это вовсе не "ополченцы" либо "местная милиция", а кадровые военные из Российской Федерации, что стало еще понятнее в ходе жутких событий в Иловайске", — написал он.

Министр обороны также отметил необходимость интеграции Украины в НАТО.

1) с врагом разговаривают только или языком оружия, или посредством опытных дипломатов;

2) с этим государством невозможно налаживать финансово-экономические отношения;

3) необходимо делать все от нас зависящее для полноценной интеграции с НАТО на всех возможных уровнях.

— Как министр обороны, я не просто это держу на контроле. Я живу этим, — добавил Андрей Загороднюк.

Стоит напомнить, что ранее Загороднюк заявлял о том, что государства-члены НАТО в случае появления угрозы Украине не обязаны воевать с украинской стороной бок о бок, так как украинское государство не входит в состав Альянса.

 

Ранее на портале «Стена» сообщалось, что реформа питания военнослужащих не может вступить в силу. Окружной административный суд затягивает продолжение реформы. В социальных сетях пишут о том, что лишь 50% воинских частей переведены на новый стандарт питания. Прочие "зависли" и питаются по-старому. А это "шрапнель" и "переваренные кости". Представитель главного управления развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ Сергей Мисюра подтвердил данное положение дел: кто перешел на реформированное питание, продолжают питаться по новым стандартам. Меньше повезло остальным, поскольку они "повисли" на старой системе. 

Также «Стена» сообщала, что разведение войск было временно приостановлено. В штабе Операции объединенных сил проинформировали о применении боевиками вооружения, запрещенного согласно Минским договоренностям. Вместе с тем, в долгу украинские военные не остались.